Диагностика эхинококкоза печени

Эхинококкоз печени относится к группе гельминтозов-цестодозов – заболеваниям, вызываемых плоскими червями. Проявляется патология в двух клинических формах: альвеолярный и однокамерный.

Тяжелое течение отмечается у альвеококкоза, который затрагивает не только печень, но и легкие, головной мозг, кости и сердце. Заболевание распространено, окончательным хозяином являются плотоядные животные. Человек же в процессе распространения паразита относится к промежуточным хозяевам.

Что такое эхинококкоз?

Инфекционисты объясняют, что эхинококкоз печени – это такое патологическое состояние, когда в железу проникают и развиваются там ленточные черви Echinococcus granulosus и Echinococcus multilocularis.

Яйца паразитов в двенадцатиперстной кишке освобождаются от оболочки, проникают через слизистую оболочку кишечника в кровь и заносятся в печень. Большая часть яиц оседает в капиллярах печени, остальные разносятся по другим жизненно важным органам.

Возбудители-паразиты

Возбудителем альвеолярного эхинококкоза является E. Multilocularis, а однокамерного или гидативного – E. Granulosus. Каждая из разновидностей паразитов имеет характерные особенности строения и развития в организме.

Эхинококк Echinococcus granulosus

Длина паразита 5 мм, состоит из 4 члеников. В концевом членике может находиться до 800 яиц. Вместе с испражнениями яйца попадают в окружающую среду, где могут длительно сохраняться.

В организме хозяина из яйца выходит личинка. Попадая в печень, личинка формируется в пузырь (эхинококк), который может достигать в диаметре 20 см. В пузыре находится скопление зародышей.

Альвеолярный эхинококк Echinococcus multilocularis

Этот вид является возбудителем альвеолярного эхинококкоза. Паразит достигает 2,2 мм. В печени личинки формируют паразитарный узел. Пузырь представляет собой конгломерат из более мелких пузырьков, которые способны прорастать в ткань по типу злокачественной опухоли.

Коды по МКБ 10

По МКБ-10 эхинококкоз печени имеет код В 67:

  • В 67.0 – В 67.4 – заражение E. Granulosus;
  • В 67.5 – В 67.7 – заражение E. Multilocularis.

По МКБ 10 код В 67.7 – В 67.8 – неуточненный эхинококкоз печени.

Какие анализы сдают для диагностики?

Чтобы выявить эхинококкоз, проводится диагностика, инструментальная и лабораторная. Методы визуализации применяют для дифференциальной диагностики и для более четкой визуализации нахождения кист.

Серологический ИФА

При подозрении на эхинококкоз назначают серологические анализы. Одним из самых результативных методов является ИФА на эхинококкоз. Стоит отметить, что отрицательный результат возможен, если инфицирование произошло менее 1,5 месяца, что соответствует инкубационному периоду.

Другие исследования

Диагностика эхинококкоза печени включает:

  • УЗИ;
  • КТ с контрастом для дифференциальной диагностики;
  • МРТ для выявления мягких кистозных образований.

В анализах крови выявляют эозинофилию.

Симптомы гельминтоза

Клиническая картина зависит от стадии заболевания. Признаки могут проявляться спустя несколько лет от момента инфицирования. К симптомам эхинококкоза печени относятся:

По мере роста кист врач при обследовании выявляет увеличение печени. В терминальной стадии есть риск нагноения или прорыва кисты. У больного поднимается температура, возникает выраженный болевой синдром.

Возможно ли консервативное лечение?

Без операции лечение эхинококкоза неэффективно. Только в период подготовки к оперативному вмешательству или после операции назначают препараты:

Операция

Единственный эффективный метод лечения эхинококкоза печени – радикальная операция, в ходе которой удаляется часть органа или киста без повреждения здоровых тканей. Чаще методы комбинируют. Распространенный процесс требует пересадки органа.

Заключение

Эхинококкоз относится к опасным гельминтозам.

При возникновении первых признаков поражения печени необходима диагностика.

Чем раньше начать лечение, тем меньше рисков осложнения эхинококкоза.

Самостоятельно принимать антигельминтные средства недопустимо.

Диагностика эхинококкоза печени в настоящее время достаточно разработана. Диагноз основывается на эпидемиологических, клинических, лабораторных данных и материалах специальных методов исследования. Больные, как правило, — люди, занимающиеся сельскохозяйственным производством.

Существенным моментом является контакт с собаками, особенно охраняющими стада овец или коров. Клинические проявления инвазии описаны в соответствующем разделе. Из них существенны гепатомегалия с неравномерным увеличением печени, определение плотноэластического образования в ней, гладкого, округлой формы, а при осложнениях — механическая желтуха, портальная гипертензия, при прорывах — плеврит или перитонит, появление желчи в мокроте и т.д.

Лабораторные методы основаны на изменениях в показателях крови и функций печени под влиянием аллергизации организма действием токсинов паразита, а также воспалительных и функциональных сдвигов, которые обусловлены пребыванием в печеночной ткани эхинококковой кисты.

Со стороны красной крови обычно существенных изменений не бывает, кроме незначительной анемии (Яблоков Д.Д., 1959). По Р.П. Аскерханову (1964), ускорение СОЭ наблюдалось в 73,4% случаев. При нагноении кисты определяется лейкоцитоз. Многие ученые отмечают при эхинококкозе эозинофилию в периферической крови, характеризующую аллергическую перестройку организма (Семенов B.C., 1950; и др.).

По данным разных авторов, она встречается в 18-47% случаев. Эозинофилия возрастает после пальпации печени. Эозинофилия — относительный признак эхинококкоза, который свидетельствует об аллергизации организма, могущей развиться и по другим причинам: глистная инвазия, бронхиальная астма и т.д. Д.Д. Яблоков рекомендовал производить подсчет эозинофилов до и после постановки реакции Касони для уточнения диагноза эхинококкоза.

При погибшей кисте эозинофилия может отсутствовать. При эхинококкозе имеет место гипоальбуминемия и гипер-γ-глобулинемия. При нагноении эхинококковой кисты происходят воспалительные изменения в периферической крови. При сдавлении ворот печени и развитии механической желтухи в сыворотке крови появляется прямой билирубин. В далеко зашедших случаях нарушаются функции печени.

Углеводный обмен при эхинококкозе изучен И. Хорлоо (1958). В осложненных стадиях болезни более чем у одной трети больных он бывает изменен. Изменения функциональных проб печени неспецифичны и свидетельствуют о степени компенсации. В клинике неоднократно приходилось наблюдать и оперировать больных эхинококкозом со значительными поражениями печени при нормальных показателях функциональных проб. В осложненных стадиях болезни изменяется свертывающая система крови, у больных встречаются фибринолитические кровотечения.

Реакция с эхинококковым антигеном предложена Tomaso Casoni в 1911 г. Исследования этой реакции показало ее высокую диагностическую ценность при эхинококкозе. Эта реакция положительна при эхинококкозе в 75—95% случаев. Как показали наблюдения Б.И. Альперовича, большую роль играет методика приготовления антигена. Большинство исследователей пользовались кипяченым антигеном или пропускали эхинококковую жидкость через фильтр Зейтца либо добавляли в нее формалин.

В нашей клинике пользовались нефильтрованной жидкостью из эхинококковых пузырей человека. За большой срок (более 40 лет) при применении данной методики каких-либо осложнений не встретилось. В литературе описаны случаи выраженных аллергических реакций при постановке внутрикожной пробы Касони, особенно при ее повторном применении. В нашей клинике не встречали подобных осложнений, но избегали применять пробу повторно.

По сборной статистике А.С. Когана (1961), эта реакция в 8,3% положительна при неэхинококковых заболеваниях. С целью повышения специфичности пробы Касони при эхинококкозе предложили использовать для диагностики разведение антигена. Разведение антигена 1:900 значительно повышает специфичность этой реакции.

Реакцию агглютинации с латексом, предложенную А.Норманом (1964), изучала при эхинококкозе В.И. Зорихина, которая утверждает, что эта реакция имеет высокую специфичность. Б.В. Петровский и О.Б. Милонов сообщают о высокой информативности реакций – реакция непрямой гемагглютинации с эхинококковым антигеном и реакция двойной диффузии в геле. Е.С. Лейкина (1987) утверждает, что эти реакции при эхинококкозе положительны в 90—100% наблюдений.

Читайте также:  Струп после конизации шейки матки

Наибольшую ценность в диагностике эхинококкоза имеют специальные методы исследования.
Лапароскопическая диагностика эхинококкоза печени разработана A.M. Аминевым (1948), (1958), А.С. Логиновым (1964), Эти авторы утверждают, что киста эхинококка может быть обнаружена в виде беловато-перламутрового пятна на поверхности печени. Поверхность ее гладкая, похожая на бильярдный шар. А.С. Логинов считает поверхность эхинококковой кисты, выходящей на край печени, по цвету похожей на склеру глаза.


Лапароскопия. Эхинококковая киста печени

При этом исследовании можно заподозрить эхинококкоз и по косвенным признакам — застойной печени при блокаде ворот органа, вторичным воспалительным изменениям в связках печени, наличию спаек с диафрагмой, цирротическим изменениям печени вблизи от кисты. При этом не следует забывать, что при лапароскопии многое зависит от опытности врача, а также то, что кисту эхинококка можно увидеть только в том случае, если она выходит на поверхность органа. Это условие нередко приводит к тому, что исследующий врач ошибается, неправильно оценивая распространенность процесса во время лапароскопии.

Некоторые исследователи пытались повысить диагностические возможности лапароскопии, дополняя ее инструментальной пальпацией печени и пункционной биопсией (Дедерер ЮМ, 1970). По мнению большинства авторов, пункционная биопсия печени при эхинококкозе абсолютно противопоказана, так как может привести к попаданию содержимого кисты в брюшную полость и к анафилактическому шоку.

Следует отметить при этом, что в последние годы в связи с развитием лапароскопической хирургии во всем мире не только расширились показания к диагностическим пункциям печени во время лапароскопического исследования, но также имеется ряд попыток лечения гидатидозного эхинококкоза пункциями кисты, особенно если она без дочерних пузырен (Назыров Ф.Г., Сайдазимов Е.М., 2005). При применении этого метода следует учитывать возможность диссеминации паразита по брюшной полости и развития анафилактического шока.

Реогепатография применяется в диагностике эхинококкоза печени в клинике Б.И. Альперовича с 1967 г. Поскольку в области кисты нет кровеносных сосудов, на реогепатограммах наблюдаются соответствующие изменения. Они особенно заметны при топографической реогепатографии. В зоне кисты имеются изменения, свидетельствующие о снижении кровенаполнения в этом отделе печени. Форма реографической кривой уплощена. Реогепатография в сочетании с клиническими, лабораторными данными и результатами лапароскопии позволяет уточнить диагноз.


Реогепатограмма при эхинококкозе

Гепатосканирование и гепатосцинтиграфия при эхинококкозе разработаны А.С. Логиновым (1964). Поскольку киста лишена кровеносных сосудов, в местах ее локализации определяются на гепатосканограммах дефекты накопления изотопа. Метод позволяет легко выявить наличие кисты эхинококка в печени, ее положение, размеры и топографию. При нарушениях функции печени отмечается изменение скорости накопления изотопов в печеночных клетках. Большинство авторов утверждают, что таким образом возможно выявить кисты размером более 3 см [Фэгэрэшану И., 1976; Wolf H. et al., 1978].

При эхинококкозе на гепатосканограммах виден округлый дефект накопления изотопа в местах расположения паразитарной кисты. Метод представляет ценность для выявления множественных кист, особенно расположенных в толще печеночной ткани.

Ультразвуковая диагностика базируется на отражении ультразвуковых колебаний от сред с различными акустическими сопротивлениями: на границе двух сред различной плотности происходит отражение колебаний, что регистрируется специальным прибором. Наличие в печени кист, наполненных жидкостью, легко выявляется ультразвуковым исследованием.

Метод дает возможность не только выявить наличие кист в печени, установить их размеры, локализацию, топографию, но и получить изображение имеющихся дочерних пузырей и установить их количество, что невозможно при других методах исследования, кроме КТ. Для диагностики метод впервые применен в 1964 г. С его помощью установлен диагноз множественного эхинококкоза печени.


УЗИ. Эхинококкоз печени

Рентгеновское исследование играет существенную роль в диагностике эхинококкоза. Обычная обзорная рентгенография органов брюшной полости может выявить ряд симптомов, свидетельствующих о наличии эхинококковой кисты. Л.Д. Линденбратен (1980) полагает, что живая эхинококковая киста в печени поглощает рентгеновское излучение примерно так же, как и окружающие ее ткани печени. Поэтому на обычных рентгенограммах тень кисты на фоне печени не выделяется.

Обзорная рентгеноскопия брюшной полости может выявить высокое стояние правого купола диафрагмы (выбухание в виде полусферы), увеличение размеров или изменение формы печени. На обзорной рентгенограмме плотная достаточных размеров киста при известных условиях может частично или полностью контурироваться. Иногда хитиновая оболочка паразита имеет вид кольцевидной тени.


Рентгенограмма. Эхинококкоз печени

С целью диагностики эхинококкоза Д.Д. Яблоков применял исследование на фоне пневмоперитонеума. Методика позволяет установить наличие кисты, выходящей на поверхность печени, и выявить спайки кисты с диафрагмой или брюшной стенкой из-за реактивного воспалительного процесса. При этом легко выявляется компенсаторная гипертрофия непораженных отделов печени и контуры селезенки, которая может быть увеличенной при портальной гипертензии на почве осложненного эхинококкоза. Обычно удается увидеть округлое выпячивание на поверхности печени соответственно расположению кисты. Особенно хорошо его видно при краевом расположении кисты.

Обызвествленная паразитарная киста контрастируется частично или полностью. Даже при обзорной рентгенографии можно обнаружить поддиафрагмой полость с определенным уровнем жидкости. Бронхография верифицирует диагноз при выявлении сообщения просвета бронха с полостью в печени. При этом необходимо заметить, что негативный результат исследования еще не отвергает наличие свища, так как свищевой ход может иметь извилистую форму и не полностью контрастироваться во время бронхографии.

Контрастное исследование сосудов печени играет важную роль в диагностике эхинококкоза, так как позволяет не только уточнить диагноз, но и выявить точную топографию паразитарной кисты (или кист) в печени и взаимоотношение ее с элементами ворот, что определяет тактику хирурга и характер предстоящего вмешательства.

Метод прямой трансумбиликальной портогепатографии также весьма перспективен в диагностике эхинококкоза. Возможность легко получить ангиограммы высокого качества весьма заманчива, так как позволяет выявить наличие кист как в правой, так и в левой половинах печени. Рентгеновазографическая картина при эхинококкозе печени довольно характерна.

В пораженном отделе на вазограмме виден округлой формы участок, соответствующий размерам кисты. Часть близлежащих ветвей воротной вены смещена кистой, сдвинута ею в стороны и сближена между собой. При этом часто долевые и сегментарные ветви, изгибаясь дугообразно, охватывают кисту по периферии ее в виде пальцев кисти, держащей шар.


Портогепатограмма. Эхинококкоз печени. Сосуды огибают кисту

Основной ствол воротной вены чаще не изменен, но он может быть смещен в сторону. При сдавлении воротной вены и развитии портальной гипертензии основной ее ствол расширяется и смещается. Только в очень запущенных случаях при поражении половины печени и сдавлении магистральных ветвей воротной вены может наблюдаться ампутация крупных сосудов и аваскулярный участок соответствующей половины печени. Большинство исследователей отмечают как важный рентгенографический признак эхинококкоза гипертрофию непораженных участков печени с соответствующей картиной сосудистого рисунка.

Выяснение поражения зоны кавальных ворот печени осуществляется путем нижней каваграфии или селективной венографии. Метод позволяет получить ангиограммы высокого качества, но он достаточно сложен, а нужную информацию можно получить другими методами. Метод почти не применяется.
Селективная ангиография ветвей аорты для диагностики эхинококкоза разработана Г.Г. Шаповальянцем (1968). Ангиографическая картина эхинококкоза по Г.Г. Шаповальянцу характеризуется дугообразным смещением артерий, которые четко очерчивают границы эхинококковой кисты.

Читайте также:  Как убрать тонус матки

Прилежащие к стенке кисты сосуды имеют четкую правильную форму, теряют обычную извилистость, несколько истончены, уменьшена их ветвистость. Отмечается также оттеснение вниз и влево ствола чревной артерии при расположении кисты в правой половине печени и оттеснение ствола чревной артерии вправо при левосторонней локализации кист. Г.Г. Шаповальянц описал изменения при эхинококкозе на основании изучения 8 больных.


Целиакограмма. Эхинококкоз печени

Компьютерная томография также применяется для диагностики эхинококкоза печени. Большое значение имеет в диагностике методика усиления изображения путем внутривенного введения во время исследования контрастных веществ. При этом отмечается возрастание плотности или тени кисты, что расширяет возможности метода. Эхинококковые кисты выявляются на компьютерных томограммах в виде округлых зон со сниженным коэффициентом абсорбции.

Метод позволяет выявлять образования диаметром до 1 см. На томограммах в ряде случаев удается увидеть дочерние пузыри эхинококка в полости материнской кисты. В то же время необходимо отметить, что метод требует достаточно сложной и дорогостоящей аппаратуры.


Компьютерная томограмма. Эхинококкоз. Видны дочерние пузыри

В целом можно заключить, что диагностика эхинококкоза достаточно хорошо разработана. Наиболее ценными являются клинические данные, результаты иммунологических реакций, данные ультразвукового исследования, лапароскопии и компьютерной томографии. Все эти специальные методы следует применять последовательно, поскольку данные ультразвукового исследования часто позволяют ответить на все диагностические вопросы, и другие исследования необязательны.

Операционная диагностика эхинококкоза в большинстве случаев не представляет трудностей. Это полностью относится к случаям, когда киста выходит на поверхность органа. Она представляется в виде шара или нескольких шарообразных кистозных образований молочно-белого или перламутрового цвета, плотных на ощупь, гладких, блестящих, похожих по внешнему виду на яичный белок. Непораженные отделы печени в большинстве случаев не изменены.

Когда киста находится в толще печени, диагностика во время операции затрудняется, поскольку прощупать кисту удается не всегда. В этих случаях следует прибегать к использованию специальных методов исследования — ангиографии, холангиографии или интраоперационному ультразвуковому исследованию. Последнее наиболее доступно, неинвазивно и достаточно информативно.

Диагностический алгоритм

• Клиническое исследование.
•Эпидемиологический анамнез (характер работы, общение с животными).
• Лабораторное исследование (выявление эозинофилии, реакции Касони, реакция непрямой гемагглютинации.
• Ультразвуковое исследование.
• Рентгеновское исследование (обзорная рентгенография — выявление очагов обызвествлений капсулы кисты).

•Лапароскопия.
• Компьютерная томография и ангиография по необходимости при неясном диагнозе.

Дифференциальная диагностика

Эхинококковые кисты необходимо дифференцировать с непаразитарными кистами печени, полостями распада (кавернами) при альвеококкозе и полостями распада при первичном раке печени. От непаразитарных кист эхинококковые отличаются наличием ободка обызвествления на рентгенограммах, наличием в крови эозинофилии, положительными реакциями Касони и реакция непрямой гемагглютинации.

Паразитарные каверны альвеококка имеют толстые неровные стенки, что выявляется при ультразвуковом исследовании. При этом также возможно найти в полости распада секвестры печеночной ткани. Распад раковой опухоли с образованием большой полости характеризуется наличием характерной ультразвуковой картины, прогрессирующей кахексией пациента, положительными реакциями на α-фетопротеин при гепатоцеллюлярном раке.

Эхинококк печени — это эхинококковое заболевание причиной которой является наличие паразита, а точнее ленточного червя в печени. Заражение происходит через ротовую полость при глотании яиц эхинококка, длина паразита может достигать 5 мм.

После попадания яиц паразита в кишечник ее личинка (онкосфера) перемещается по воротной вене с током крови в печень.

История и патологическая анатомия

Так как печень является тем органом, где у человека чаще всего развивается эхинококковое заболевание, мы считаем необходимым сообщить здесь главное об этом паразите.

Онкосфера или пузырчатая стадия (эхинококк) формирует пузыри на стенках которого образуется от 2 до 3 пузырчатых формирований с многочисленными головками паразитов идентичных как у взрослых червей. Интенсивность роста паразита в печени незначительна.

Taenia echinococcus — это разновидность ленточного червя класса циклофиллид (рис. 1) представляет собою маленькую, четырехчленную, ленточную глисту, длиной приблизительно в 4 мм, которая живет в кишечнике собаки.

Рис. 1
Taenia echinococcus в увеличенном виде.

Маленькая головка снабжена хоботком, усаженным приблизительно 28— 50 крючьями, расположенными в два ряда. Позади венчика из крючьев расположены четыре присоска. Последний членик глисты является самым большим и содержит около 500 яиц.

Человек заражается эхинококком при проглатывании яиц (онкосферы), которые могут находиться на шерсти или во рту у собаки, если она раскусывает отходящих паразитов.

Поэтому очень опасно целовать и ласкать собак. Большая частота эхинококка в Исландии, Южной Америке и Австралии объясняется совместной жизнью жителей этих стран с их многочисленными собаками.

Если произошло заражение человека, эмбрионы вылупляются в желудке или кишечнике из проглоченных яиц ленточных глист, прободают стенку кишки и заносятся током крови или лимфы в отдаленные органы тела. Большинство яиц погибает в желудке, и это можно заключить из того, что множественные эхинококки встречаются гораздо реже, чем одиночные.

В дальнейшем эмбрион чаще всего проникает через воротную вену в печень и в ней обосновывается. Однако иногда эхинококк развивается также в других органах, например,

  • в брюшине
  • на селезенке или внутри нее
  • в легких
  • в мышцах
  • в костях
  • в мозгу
  • в почках
  • сердце и т. д.

Из зародыша образуется эхинококковый пузырь, наполненный жидкостью, не содержащей белка, богатой поваренной солью, часто также янтарной кислотой. Он состоит из наружной слоистой кутикулы и внутреннего нежного паренхиматозного слоя (зародышевая оболочка), богатого гликогеном и содержащего мышечные волокна и сосуды. Вокруг пузыря в пораженном органе по­степенно образуется толстая, соединительнотканная сумка.

После 4—6-месячного роста, когда пузырь достиг величины грецкого ореха, на внутренней поверхности оболочки из паренхиматозного слоя образуются так называемые зародышевые пузыри, и в них вырастают в значительном количестве головки (сколексы) эхинококка. Головки (сколексы) снабжены четырьмя присосками и венчиком из крючьев, причем они могут втягиваться в зародышевый пузырь и выворачиваться наружу (см. рис.2, 3, 4).

Количество образовавшихся в эхинококке сколексов очень велико. Пузырь растет чрезвычайно медленно и достигает величины кулака или еще больше. Его стенка светло-жёлтого цвета, просвечивает и имеет характерное слоистое строение. Крепко сидящие на ней зародышевые пузыри видны снаружи в виде маленьких просвечивающих точек.

Часто из первичного эхинококкового пузыря образуются вторичные, так называемые дочерние пузыри (в дальнейшем внучатные пузыри и т. д.). Пузыри развиваются отчасти в кутикуле, отчасти из зародышевых пузырей. У человека они обычно растут вовнутрь (эндогенно, Echinococcus hydatidosus), освобождаются и в конце концов могут в очень большом количестве (сотнями) плавать в жидкости (рис. 36).

Рис. 36.
Дочерние пузыри первичного эхинококкового пузыря
Иной раз такие пузыри, после прорыва первоначального пузыря в мочевыводящие пути (см. выше) и т. п., выделяются мочой, мокротой, рвотой и т. д.

У животных часто встречается экзогенный, направленный кнаружи рост дочерних пузырей (Е. veterinorurti s. granulosus).

Рост эхинококка идет чрезвычайно медленно и может продолжаться несколько лет. Однако рано или поздно наступает умирание эхинококка. В этом случае пузырь постепенно сморщивается, стенка и содержимое его жирно перерождаются и пропитываются известковыми солями. В крошковатом распаде обычно удается обнаружить крючья и слоистую кутикулярную перепонку.

Читайте также:  Миома матки с аденомиозом лечение народными средствами

Помимо только что описанного пузырчатого эхинококка (hydatidosus), встречается особая форма эхинококка, которая известна под именем Echinococcus alveolaris s. multilocularis. В этом случае дочерние пузыри растут наружу, распространяются вдоль желчных путей, ближайших кровеносных и лимфатических сосудов, и вследствие постепенного почкования новых дочерних пузырей большая часть печени превращается в конце концов в альвеолярную пузырчатую ячеистую опухоль, полости которой заполнены желеподобной массой.

Внутри полости находят часто, хотя и не всегда, сколексы и крючья. Вероятно, при альвеолярном эхинококке мы имеем дело с особым видом паразита. За это, помимо зоологической разницы, говорит еще то, что альвеолярным эхинококком поражаются чаще всего пастухи, пасущие коров, а гидагидозным — пасущие овец.

Симптомы при эхинококке печени

До тех пор, пока эхинококковые пузыри в печени сохраняют умеренную величину, они не вызывают никаких болезненных явлений. Иногда эхинококки отмирают и объизвесгвляются, прежде чем успевают вызвать какие-либо клинические явления. В этом случае их неожиданно находят на вскрытии.

Выраженные явления болезни наступают тогда, когда эхинококковый пузырь достиг значительной величины и стал вызывать давление, боли и т. д. в области печени. В редких случаях очень большие эхинококки, расположенные на выпуклой поверхности печени, могут обусловить значительные расстройства дыхания, что объясняется оттеснением грудобрюшной преграды и сдавливанием нижних долей легких.

На передней или задней грудной стенке появляются тогда ненормальные выпячивания, притупление и ослабление дыхательных шумов. Если большой эхинококк врастает в брюшную полость, то больной жалуется на чувство давления, напряжения и боли в животе; сдавливание воротной вены ведет иногда к брюшной водянке, сдавливание желчных ходов в единичных случаях вызывает желтуху.

Опухоль обычно легко определяется осмотром и ощупыванием. Она имеет приблизительно полушаровидную форму, обладает гладкой поверхностью, безболезненна, консистенция ее довольно плотная и эластичная. Часто ощущается флюктуация.

Что же касается так называемого дрожания гидатид, т. е. ощущения дрожания при короткой толчкообразной пальпации ладонью, то оно отчетливо наблюдается только в единичных случаях.

Осложнения в течении болезни

  1. вследствие прорыва эхинококкового пузыря в соседние органы
  2. вследствие вторично резвившегося нагноения.

Оба эти осложнения наступают по-видимому самопроизвольно или иногда также вследствие травмы.

Из всех могущих быть прорывов прежде всего следует упомянуть о прорыве в плевральную полость. Результатом его обычно является острый гнойный плеврит.

Здесь имеет место, отчасти вторично, инфекция возбудителями нагноения, отчасти же вероятно действие токсических веществ. Я наблюдал однажды выраженный охряно-желтый плевральный экссудат. Прорыв эхинококкового пузыря в легкие ведет к тяжелым легочным явлениям. С мокротой могут выделяться составные части желчи и в особенности маленькие эхинококковые пузыри или их части.

Прободение в брюшную полость вызывает гнойный перитонит. Если в брюшную полость выделяются жизнеспособные дочерние пузыри, они могут прикрепиться к какому-либо другому месту и продолжать свой рост. Следует еще упомянуть о весьма редко встречающемся вскрытии эхинококкового пузыря в перикардий, желчные ходы, желудок, кишечник, полую вену, мочевые органы, через брюшные покровы и т. д.

В этих случаях частицы эхинококка — крючки, обрывки оболочки, дочерние пузыри (рис. 35) — могут выделяться с экскретами (мокрота, моча и т. д.), выкашливаться или выбрасываться со рвотой.

Нагноение эхинококка печени (иногда происходит от травмы или присоединяется к другим нагноениям) ведет к нарыву печени: увеличивающиеся болезненность и зыбление опухоли, лихорадка, ухудшение общего состояния и т. д. Вскрытие нарыва в соседние органы может наступить таким же образом, как это было описано выше.

Самопроизвольное выздоровление, хотя и возможно, но встречается крайне редко. В общем нагноение эхинококкового пузыря, если только больной не подвергнут оперативному вмешательству, представляет собою состояние, опасное для жизни.

При многокамерном эхинококке печени развивается в конце концов большая, очень плотная и твердая опухоль печени с гладкой или большей частью бугристой поверхностью.

Чувствительность при надавливании существует только в единичных случаях. Наоборот, постоянно ощущается болезненное напряжение в области печени. Относительно часто наступает желтуха, которая может достичь очень высокой степени. В других случаях преобладает картина хронического застоя в воротной вене (брюшная водянка, увеличение селезенки и т. д.).

Общее состояние в течение долгого времени остается довольно хорошим. Впоследствии, однако, наступает возрастающая общая физическая слабость. Вторичные нагноения внутри опухоли также вызывают быструю потерю сил и лихорадку. Общая продолжительность болезни равняется 2—3 годам, иногда еще больше.

Диагноз

Диагноз пузырчатого эхинококка печени основывается прежде всего на существовании медленно развивающейся полушаровидной, флюктуирующей и безболезненной опухоли печени, которая вначале не оказывает заметного влияния на общее состояние больного. Если больной происходит из местности, в которой особенно часто встречается заболевание эхинококком, то это обстоятельство значительно облегчает диагноз.

Раньше часто с диагностической целью производился пробный прокол опухоли. Посредством прокола во многих случаях удается получить из пузыря светложелгую, свободную от белка жидкость (иногда содержащую сахар и янтарную кислоту), в которой иногда, но далеко не во всех случаях, можно при микроскопическом исследовании найти характерные крючья или маленькие кусочки слоистой оболочки.

В дальнейшем пробный прокол стал применяться с большей осторожностью, так как после него иногда наблюдались довольно неприятные явления. Иной раз после прокола наступает тяжелая крапивница, в некоторых же случаях появляются другие угрожающие общие токсические явления (коллапс, рвота, одышка, поносы, потрясающий зноб, эпилептоидные судороги), которые могут даже повести к быстрой смерти.

Хотя подобные явления анафилактического шока вследствие всасывания эхинококковой жидкости наблюдаются редко, однако они указывают нам, что надо быть осторожным с производством диагностического пробного прокола при эхинококке.

Немалое диагностическое значение имеет то обстоятельство, что в крови больного эхинококком, так же как при инфекциях другими животными паразитами (ленточными глистами и т. д.), наблюдается, как правило, поразительное увеличение числа эозинофильных лейкоцитов.

Наконец, для эхинококковой болезни выработан также серологически — диагностический метод, который соответствует реакции Вассермана при сифилисе.

Диагноз многокамерного эхинококка печени всегда труден. От рака печени его отличают большая плотная опухоль, более продолжительное течение болезни и менее значительное расстройство общего состояния больного. Наоборот, от некоторых форм цирроза печени и от сифилиса ее отличить многокамерный эхинококк долгое время представляется совершенно невозможным.

Большое диагностическое значение имеют эозинофилия крови и серологическое исследование. Диагноз может быть поставлен в ситуации когда эхинококк прорвался через грудобрюшную преграду в легкие, и этот прорыв выражался резкими болями в груди и выделением характерной, окрашенной в своеобразный охряно-желтый цвет мокроты.

Лечение

Лечение эхинококка может быть только хирургическим. В тех случаях, когда эхинококковая опухоль не вызывает никаких расстройств или обусловливает лишь незначительные явления, само собой разумеется, что больной не легко соглашается на операцию.

Однако во всех случаях следует советовать хирургическое вмешательство, так как оно защищает больного от возможных впоследствии опасностей и само по себе безопасно. Различные способы хирургического лечения описаны в руководствах хирургии. При многокамерном эхинококке хирургическое лечение невозможно, лечение поэтому должно быть чисто симптоматическим.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector